Библиотека / Журнал «Доброе слово» / Есть ли польза от удивления?



ЕСТЬ ЛИ ПОЛЬЗА ОТ УДИВЛЕНИЯ?


Удивление: ценно ли оно само по себе или может послужить главному делу человеческой жизни – спасению души для жизни вечной? Поговорим об этом в «Добром слове».



Удивляемся творению Божию


С самого детства мы время от времени испытываем удивление, познавая окружающий мир. Каждый из нас, перебирая свою жизнь, обнаружит, что те вещи, которые для нас сейчас стали нормой, при первом знакомстве с ними вызывали удивление.


Когда мне было три года, папа положил между двумя листками бумаги копирку и нарисовал рисунок, который в точности отобразился на нижнем листке, а затем взял резинку и стёр нарисованное карандашом. Я так удивился, что весь день то рисовал через копирку, то стирал. Потом удивительным оказалось другое: если слепить снежок и катить его по снегу, он станет настолько большим, что из него можно слепить снежную бабу.


Каждое животное, птичка и рыбка, когда мы её видим впервые, вызывает удивление. Но когда мы узнаём, что всё это сотворил Господь, то особенно удивляемся премудрости Божией.


Как утверждают специалисты, удивление способствует образованию. Удивляемся – изучаем. Помнится, в школе задали удивительный вопрос, казавшийся неразрешимым: «Кто появился на свет первым – курица или яйцо?». Если мы отвечали, что яйцо, нам возражали, что яйцо должно появиться из курицы, а если говорили, что курица, то нам возражали, что ведь и курица появилась из яйца. А как вы считаете?


На самом деле Господь всё и сразу сотворил полноценным. По Его слову курица появилась уже с яйцом, деревья с плодами, а Адама и Еву Он сотворил не младенцами, которые должны были расти и развиваться, а сразу взрослыми людьми. Дивны дела Твои, Господи!



Удивляемся людям и самим себе


Нам кажется, что мы хорошо знаем тех, с кем вместе живем, учимся, работаем. Но вдруг, к нашему удивлению, знакомый совершает такой поступок, который, на наш взгляд, он совершить был не способен. И иногда такой поступок в корне меняет всю жизнь.


Так, разбойник, по имени Моисей, родом эфиоп, вначале был рабом некоего господина, но потом совершил убийство и присоединился к разбойникам. Разбойники, видя, что он сильный и жестокий, избрали его своим атаманом, и все его боялись. Но однажды Моисей пришёл в разум, потому что Бог призвал его к покаянию. Он оставил разбой и отправился в пустынный монастырь.


Ночью ради грабежа на него, находившегося в келье, напали четверо разбойников. В темноте они не поняли, что это был Моисей. Он же, будучи только один, поборол разбойников, связал их, взял на плечи, как связки снопов, и принёс в монастырскую церковь, сказав братии:

– Что посоветуете с ними сделать? Я не должен никого обижать, но они пришли ко мне, и я взял их.


Отцы приказали ему развязать разбойников и отпустить их на свободу, сказав:

– Мы никого не должны убивать.


Разбойники же, поняв, что это был Моисей, ранее бывший их предводителем, удивились такой перемене его жизни и прославили Бога. Сами же, придя в страх Божий, покаялись и стали славными иноками. И не только эти четверо, но и другие разбойники, услышав, что их атаман Моисей покаялся и стал иноком, также оставили разбой и все греховные дела и стали добродетельными иноками. То есть удивление привело их ко спасению.


Мы глубоко ошибаемся, когда говорим о характере человека: «Да знаем мы его, и что от него можно ожидать». Мы и себя-то не знаем и зачастую удивляемся собственным поступкам, потому что человеческая личность непостижима.



Удивляемся глубине Священного Писания


Святые учат, что познание Бога настолько великое благо для человеческой души, что в сравнении с Ним все житейские и земные блага не имеют никакой ценности. Мы знаем, что Бог непостижим, но мы можем познать то, что Он Сам нам о Себе открыл.


Авва Марк сказал авве Арсению:

«Почему ты бегаешь (уходишь – ред.) от нас?»


Старец отвечал:

«Бог видит, что я люблю вас, но не могу быть вместе и с Богом, и с людьми. На Небе тысячи и мириады имеют одну волю, а у людей воли различны. Поэтому я не могу оставить Бога и быть с людьми».


От нас с вами не требуется прекратить общениe с людьми, но ограничить это общение следовало бы. К сожалению, даже когда мы остаемся одни, то всё равно продолжаем общаться с людьми, беседуя в мыслях, перебирая различные события и пережёвывая всё это, как бесполезную мякину.


Наедине со своими мыслями мы остаёмся, когда находимся в дороге или выполняем однообразную работу, когда вместо праздномыслия можно предаться богомыслию. К примеру, ещё раз обдумать и вникнуть в смысл прочитанного в Священном Писании, житиях святых, ну и, само собой разумеется, в журнале «Доброе слово».


Размышляя о прочитанном, мы обязательно должны сделать нравственные выводы и подумать о практическом их применении, то есть осмыслить, как именно прочитанное касается нас и как можно применить это в жизни. Если мы не нашли ответы на эти вопросы, то всё наше чтение – пустой звук и щекотание ума.


К примеру, прочитали в Евангелии:

«И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду» (Мф. 5; 40).



Ищем пояснения в житиях святых.


«Разбойники ограбили келью старца. Когда они ушли, он обнаружил, что они забыли кошелёк с деньгами. Тогда он догнал разбойников и отдал им кошелёк. Они крайне удивились такому поступку, вернули старцу имущество и раскаялись в содеянном». Думается, старец решил, что они нуждаются в деньгах больше чем он, если ради денег пошли на преступление, и поступил по слову Евангелия «отдать и верхнюю одежду».

«И взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая» (Лук. 6;34).


Так ли мы поступаем, что даже и в мыслях не требуем вернуть долг? Увы, нет. А что же должно происходить, если у нас взяли в долг и не вернули? Нам следует говорить, как учат святые отцы:

«Если не отдаст, то я это ему подарил», и тогда это пойдёт нам как награда, выше всякой милостыни.


Будем же удивлять окружающих своими поступками и образом мышления не ради самого удивления, а ко спасению, как это делали святые.



Протоиерей Борис Бакуменко,
настоятель Саласпилсского храма во имя святого великомученика Георгия Победоносца.