Библиотека / Журнал «Доброе слово» / «СЕРДЦЕ ЧИСТО СОЗИЖДИ ВО МНЕ, БОЖЕ…»



«СЕРДЦЕ ЧИСТО СОЗИЖДИ ВО МНЕ, БОЖЕ…»


Пронзительные слова покаянного 50-го псалма, вынесенные в заголовок, приводят духовно внимательного человека к закономерному вопросу: умоляя Бога о чистоте наших сердец, знаем ли мы сами, что именно оскверняет их, делает не чистым? Давайте разбираться.


У нас возникают различные помыслы, которые проникают в сердце и возбуждают соответствующие чувства. Добрые помыслы рождают добрые, чистые чувства, скверные мысли – грязные чувства.


К блаженной Феодоре пришли сестры и спросили её о скверных помыслах. Блаженная прослезилась и сказала:

«Господь говорит: «У вас же и волосы на голове все сочтены». Волосы суть помыслы, а глава их – ум. Бог вожделение жены вменяет в блуд, гнев – в убийство, ненависть – в человекоубийство. Одно согласие с ними (помыслами – ред.) судится как дело».


Мы знаем об этом. Но как часто в течение дня заглядываем в своё сердце, следя за тем, какие чувства там присутствуют? Большинство людей вообще этого не делают и подолгу носят в сердце и недовольство, и раздражение, и ненависть. Эти чувства отражаются на лице и слышатся в голосе. Когда такого человека спрашивают: «Что случилось?», он отвечает, что просто настроение плохое, но не радеет об изгнании из сердца греховной мерзости, которая отравляет всю его жизнь.


Чистоту сердца невозможно приобрести без покаяния, исповеди и исправления. Но некоторые, приходя на исповедь, признают и называют свои грехи, но вовсе не собираются от них избавляться, так как испытывают к ним не ненависть, а любовь. Таким людям напоминаем: если вы пришли поставить Бога в известность, что именно худого сделали, так Он и без того знает каждый ваш грех, а если пришли покаяться, то даёте ли искреннее обещание больше не возвращаться к этому греху?


Если после такого объяснения человек говорит:

«Каюсь», а про себя думает: «Как же я без этого греха жить-то буду? Делал и буду иногда делать!»,

то это лицемерное покаяние, то есть хула на Святого Духа, которая не прощается. Выходит, человек вовсе не собирался каяться, поскольку начинает доказывать, что у него есть все основания творить этот грех! Вот пример. На вопрос, почему нарушал пост, он отвечает, что вообще не постится, зато по окончании поста на исповеди говорит коротко:

«Каюсь, не постился».

И его допускают до причастия…


Святой праведный Иоанн Кронштадтский пишет:

«Во время исповеди по правую сторону священника стоит диавол, еже противитися ему в продолжение всего совершения Таинства, дабы, сколько возможно, препятствовать иерею спокойно, здраво и разумно исповедать, у исповедующихся же отнимает чувство их грехов, делает их холодными, неведущими своих прегрешений».


В настольной книге священнослужителя сказано:

«Изрекающий разрешение нераскаянному грешнику на самом деле не разрешает его, а в смертный грех себе самому обманывает исповедующегося, ибо от имени Господа Иисуса Христа уверяет грешника в прощении греха, который Христос не прощает и не разрешает».


Если же человек не идёт на исповедь, а утверждает, что

«Бог есть любовь, Бог всех спасет, Бог всё простит» и грешит с мыслью: «Позже покаюсь»,

то столь безмерное упование на благодать Божию вновь расценивается как хула на Святого Духа.


Иногда бывает наоборот. Исповедник говорит, что ему не даёт покоя и угнетает давнишний грех, в котором он покаялся и больше не совершал. Но такие помыслы и чувства внушает враг, и если человек их принимает, то не верит, что Бог его простил, следовательно, Бог немилосердный. Получается, что человек, вспоминая грехи, в которых уже покаялся, возводит хулу на Самого Создателя.


Один послушник сказал старцу, что нет прока ходить на исповедь, потому что каешься, но всё равно снова совершаешь если не одни, так другие грехи. На что старец благословил его носить воду из моря корзиной. После многократных хождений старец спросил:

«Есть ли толк носить воду корзиной?».

Послушник ответил, что нет. Тогда старец предложил ему заглянуть в корзину, и послушник увидел, что корзина отмылась и отбелилась. И старец сказал:

«Вот так происходит и с душой: она отмывается и отбеливается на исповеди».


На исповеди не надо называть греховные подробности, каемся одним-двумя словами, «оптом»: воровал – все случаи воровства простятся, лгал – все случаи лжи простились. Покаяние в дальнейшем обязательно должно сопровождаться борьбой со страстями.


Однажды преподобного Серафима спросили:

«Кто в нашей обители выше всех предстоит перед лицом Божиим?».


Тот ответил:

«Повар на кухне, из бывших солдат»,


хотя повар никаких духовных подвигов не совершал. Но старец объяснил:

«Характер у повара от природы огненный. Он готов в запальчивости убить человека, но его непрестанная борьба внутри души привлекает к нему великое благоволение Божие».


За такую борьбу ему подается свыше благодатная сила Святого Духа, ибо Божие слово говорит:

«Побеждающему (себя) дам место сесть с Собой и облеку в белые одежды».


И, наоборот, если человек не борется с собой, то доходит до ужасного ожесточения, которое влечет душу к верной гибели и отчаянию.


Итак, цель покаяния – достижение чистоты сердца, без которой невозможно достичь Царствия Небесного. И к этой цели да будет всегда устремлен наш ум, а если сердце наше уклонится от правого пути, то мы тотчас вновь обратим его и направим к цели!



Протоиерей Борис Бакуменко,
настоятель Саласпилсского храма во имя святого великомученика Георгия Победоносца.